«Судят не тех»

Почему мать погибшего ребенка защищает врача

Уже почти четыре года жительница Ногайского района Рукият Магомедова не может добиться привлечения к ответственности врачей местной больницы, по вине которых умер ее двухлетний сын. Мать указывает на одних врачей, районный прокурор настаивает на признании виновным другого.

В итоге, только судебное разбирательство тянется уже два года, а врачи, допустившие халатность, продолжают работать. Утром 2 августа 2009 года двухлетний сын Рукият Магомедовой Рустам проснулся с жалобами на боли в животе. К обеду состояние мальчика ухудшилось, говорит мать, появился жидкий стул с кровью. К вечеру обеспокоенная Магомедова позвонила участковому врачу, тот посоветовал отвезти ребенка в больницу.

В центральной больнице Ногайского района заведующая детским отделением Тойдых Шамарова уложила мальчика в инфекционное отделение — в соседнюю палату с пациентами, больными гепатитом. Врач отказала матери в просьбе разместить ее и сына в другом месте.

«Сначала сделали пробный укол «цефазолина», — рассказывает Рукият Магомедова, — затем забрали ребенка в процедурную прокапать солевые растворы и глюкозу. Я поинтересовалась о заведующем инфекционным отделением, Шамарова ответила, что та молода и неопытна. Тогда я положила в карман ее халата 1000 рублей и попросила лично проследить за ребенком.

Она согласилась и, чтобы лишний раз не вызывать у ребенка дизбактериоз кишечника, посоветовала давать ему сироп «Энтерофурил». Кроме сиропа ребенку назначили «Мезим», «Линекс», «Аскорутин» в таблетках, капельницы глюкозы и аскорбинки. 4 августа Рустамчик перестал мочиться, сильно ослаб, не мог самостоятельно вставать и сидеть, каждые семь минут ходил на горшок.

Я объяснила ситуацию Шамаровой, она меня успокоила, объяснив, что при дизентерии такое бывает, и ушла домой, даже не осмотрев ребенка. В ночь на 5 августа мальчик не уснул. Утром заведующая инфекционным отделением Аклимет Нургушиева сказала, что вены ребенка вздулись, необходимо немного подождать. Когда я предложила поставить «подключичку» (катетеризацию подключичной вены. — ред.) , она сказала, что в этом нет нужды. Капельницу ребенку так и не поставили, и около 23:00 у него начались судороги, изо рта пошла пена. Медсестра сделала реланиум.

Я схватила ребенка и побежала в реанимационное отделение. Оказалось, что заведующий в отпуске. Мой муж с трудом разыскал исполнявшего его обязанности Тоймаза Тингизова, он пил на рабочем месте. Муж объяснил, что у ребенка судороги, и попросил осмотреть его. Тингизов сначала пошел за ним, но потом исчез. Когда супруг вернулся, нашел врача на том же месте.

На возмущение мужа Тингизов заявил: «Дай допить».

По моей просьбе вызвали Шамарову и Нургушиеву. Шамарова утверждала, что судороги начались на фоне повышенной температуры, хотя температура у ребенка была 37,8. Врачи стали колоть ударную дозу антибиотиков, затем еще сделали укол реланиума и, когда и он не помог, влили внутривенно магнезию».

6 августа Тингизов выписал ребенка из реанимационного отделения и перевел в инфекционное. Состояние мальчика все ухудшалось, судороги не прекращались.

Родственники Магомедовых начали консультироваться у знакомого врача из Махачкалы. Он объяснил, что судороги начались на почве интоксикации организма и головного мозга, но никак не из-за температуры. Ребенку потребовался невропатолог, но он оказался в отпуске. Магомедовой пришлось самой просить его прийти и осмотреть ребенка.

Вызвали и главврача Асрет Абдурахманову. «Увидев нас, — говорит Магомедова, — она удивилась: «А что не сказали, что это ваш ребенок трое суток тяжелый в инфекционном отделении?» Мой муж возмутился: «Какая разница, чей ребенок?» Я потребовала у Абдурахмановой вызвать врачей из Махачкалы. Она на меня так посмотрела, будто я немыслимое прошу. Спустя 20 минут она сказала, что вызвала врачей и что дает 99,9% гарантии, что с ребенком все будет хорошо. Рустамчика снова забрали в реанимацию. Ребенка не могли прокапать из-за вздувшихся вен, необходимо было ставить катетер. Пришлось давать деньги Тингизову, чтобы он сделал это немедленно».

Улучшение не наступало, к вечеру прибыли врачи из Махачкалы. Они не могли установить, отчего у ребенка судороги, и попросили у родителей разрешения сделать спинномозговую пункцию, чтобы исключить менингит. Диагноз не подтвердился и, сделав назначение, врачи уехали обратно, пообещав, что, как только ребенок окрепнет, они его заберут.

На следующий день ребенку стало немного лучше, но к обеду состояние резко ухудшилось. Родители попытались забрать его под свою ответственность и самостоятельно отвезти в Махачкалу, но врачи не позволили.

7 августа вечером мальчик скончался. «Я до последнего не верила, что он может умереть, — говорит Магомедова. — Врачи приходили к нам соболезновать. Приходила и Шамарова, извинялась, просила простить. Но простить я ее не могу, ребенка она мне не вернет. Я считаю, что именно Шамарова, Абдурахманова и Тингизов виновны в смерти моего сына. Когда Нургушиева просила главврача, пока есть время, вывезти ребенка в Махачкалу, та отказалась, побоявшись, что ей «влетит» от Минздрава».

Магомедовы решили привлечь врачей к ответственности за смерть ребенка. Попытались взять копию истории болезни, но главврач отказала им, сославшись на то, что документ отправят на рецензию в Минздрав РД, и разрешила только ознакомиться с ним. По словам Магомедовой, Шамарова к этому времени уже изменила в нем назначение. Когда родители приехали в Минздрав РД поинтересоваться заключением экспертов, там историю болезни ребенка нашли не сразу — только спустя два дня.

По указанию министерства было проведено служебное расследование. В район выехала комиссия, исследовала весь материал и пришла к выводу, что в смерти ребенка действительно виновны врачи. Вместо того чтобы начать лечение антибиотиками сразу, они ввели ударную дозу препарата лишь на третий день. Осталась невыясненной только патология возникновения судорог. Возможно, ребенок подхватил инфекцию будучи в больнице, что усугубило его состояние.

Минздрав передал материалы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела. Время шло, но Магомедовых не вызывали ни в прокуратуру, ни в следственный отдел. Не дождавшись приглашения, Рукият Магомедова отправилась в районную прокуратуру.

Женщине пообещали, что дело передадут в Кизляр. Но вскоре Магомедова узнала, что прокуратура намерена отказать в возбуждении уголовного дела «в связи с отсутствием доказательств вины врачей». Ссылаясь на слова врачей, которые утверждали, что Магомедова сама препятствовала проведению лечения, следователь А. Дайгибов стал настаивать на эксгумации тела ребенка.

Магомедовы наотрез отказались, написали в Минздрав. Из министерства пришло письмо, в котором говорилось, что нет необходимости проводить процедуру эксгумации, причина смерти установлена. Тем не менее возбуждать дело следственные органы не торопились. Магомедовым пришлось писать письма и жалобы в разные инстанции.

Вскоре уголовное дело возбудили по статье 293 (халатность) УК РФ. Разбирательство длилось весь 2010 год, дело передавали от одного следователя к другому. Сначала поручили следователю Тарумовского межрайонного следственного отдела (МРСО) Следственного управления Следственного комитета России по Дагестану (СУ СКР) Мураду Касумову, затем передали следователю по особо важным делам республиканского СУ СКР Якубу Магомедову.

Последний сообщил родителям умершего ребенка, что обвиняемыми по делу проходят Тингизов и Нургушиева. Привлекать Шамарову отказались, несмотря на утверждения Магомедовых, что именно она проводила лечение ребенка.

Через месяц за дело взялся новый следователь — Тарель Магомедов. Он ознакомил потерпевших с обвинительным заключением и пропал на два месяца.

«Уже 13-14 февраля 2011 года мне позвонил следователь Тарумовского МРСО Кади Айдемиров, сказал, что дело передали ему, — говорит Магомедова. — Вскоре он нам показал новое обвинительное заключение, согласно которому обвинение было предъявлено только Нургушиевой, а виновные стали свидетелями.

Дело переквалифицировали с 293 на 109 статью (причинение смерти по неосторожности) УК РФ. Я сказала, что против того, чтобы привлекали невиновных, но следователь заявил, что это мое дело, а они с прокурором района Менляжи Рамазановым уже решили, кто виноват.

На следующий день я написала письмо руководителю республиканского СУ СКР Алексею Саврулину, изложив в нем все, и отправила факсом. Как оказалось, прежнего следователя отстранили от дела, потому что он отказался писать обвинительное заключение только на Нургушиеву.

В прокуратуре расследованию дела всячески препятствовали, Тингизов был с ними в дружеских отношениях, поэтому и следствие так затянулось. Таких случаев в районе миллион, но в отличие от меня, которая бегает четыре года, никто не хочет со всем этим связываться, зная, что ничего не добьется, и только машут на все рукой».

Спустя неделю (в феврале 2011 года) дело передали в Ногайский районный суд. На заседание были приглашены эксперты Минздрава. Специалисты выразили мнение, что вина врачей очевидна, они должны были по первым симптомам определить, что у ребенка была кишечная инфекция. «Больной поступил 2 августа, а судороги начались 5-го, что говорит, что в лечении не все гладко и оно не адекватно состоянию ребенка.

Еще одна ошибка, что ребенка перевели из реанимации в общий отдел, что является грубой ошибкой, которую допустил Тингизов; помощь должна была оказываться в реанимации», — сделали выводы эксперты.

По их мнению, ответственность за произошедшее должны нести все, кто соприкасался с ребенком. В действиях Нургушиевой участвовавшие в судебном заседании врачи не увидели существенных ошибок, которые могли бы повлечь смерть.

Тингизов же с таким мнением не согласился и заявил, что все, вплоть до установки катетера ребенку, должна была делать лечащий врач.

Сама Магомедова на суде свидетельствовала в пользу Нургушиевой и заявляла, что виновна в смерти ребенка не она, а Шамарова и Тингизов, им она давала деньги. Такое выступление вызвало недовольство у прокурора района Менляжи Рамазанова, он пытался повлиять на пострадавшую, но женщина настаивала на своем.

Суд оправдал Нургушиеву.

Прокуратура опротестовала решение в Верховном суде Дагестана. В течение 2011-го и 2012 года дело четырежды возвращалось на рассмотрение в Ногайский районный суд. Судьи никак не могли понять, в чем заключается вина Нургушиевой, и отправляли дело на доработку в прокуратуру.

На пятый раз по решению Верховного суда дело направили в Бабаюртовский районный суд. 22 февраля 2013 года суд признал Нургушиеву виновной, приговорив к ограничению свободы на два года. Врач подала апелляционную жалобу. В понедельник, 8 апреля, Верховный суд республики отменил приговор Бабаюртовского районного суда и снова передал уголовное дело в тот же суд для рассмотрения в другом составе.

Судья, выслушав стороны, спросил Магомедову, имеет ли она претензии к Нургушиевой. «Нет, не имею, — ответила истица. — Это единственный врач, который отнесся к моему ребенку по-человечески. Она взялась за моего ребенка в реанимации. Тингизов даже не поставил ребенку капельницу, сказав, что в этом нет необходимости.

И это говорит зам главного врача, реаниматолог! Он даже не осмотрел моего ребенка. Разве он не упустил время? Когда я на суде задала ему этот вопрос, он ответил: «Ваш ребенок спал». Хотя в ту ночь, когда мы поступили в больницу, Тингизов был пьян». «В ходе следствия вы поднимали этот вопрос?» — поинтересовался судья. «Вы знаете, меня никто не слушал, куда я только не обращалась, — ответила Магомедова. — Я считаю виновными в смерти своего сына Шамарову, Абдурахманову и Тингизова.

Мы с ребенком поступили в больницу вечером, и нас уложили в инфекционное отделение. Я положила в карман Шамаровой 1000 рублей и попросила ее лично проследить за моим ребенком. На что следователь потом мне сказал: «Что тебе, частная клиника, что ли?». На всех судах гособвинитель защищал их, а не меня. Ощущалось такое предвзятое отношение ко мне. Прокурор нашего района шесть раз меня к себе вызвал.

Просил признать виновной в смерти сына Аклимет Нургушиеву, обещая, что в этом случае от Минздрава я получу миллионы за моральный ущерб. А зачем они мне нужны, если люди, виновные в смерти моего сына, продолжают работать и смеются надо мной?».

Магомедова не теряет надежду, что ей удастся все-таки привлечь виновных врачей к ответственности, хотя и понимает, что при таком расследовании и попустительстве со стороны районной прокуратуры годы, ушедшие только на следствие и судебные разбирательства, могут показаться цветочками.

Р.S. Все нарушения, изложенные в материале, детально были описаны самой Магомедовой с указанием конкретных лиц и должностей в письмах, адресованных прокурору Дагестана Андрею Назарову, руководителю республиканского СУ СКР Алексею Саврулину, председателю СКР Александру Бастрыкину, его заместителю по СКФО Борису Карнаухову, Уполномоченному по правам ребенка при президенте России Павлу Астахову и другим должностным лицам.

Однако за эти четыре года в ответ приходили только отписки, и ни один орган до сих пор не отреагировал должным образом. Напротив, некоторые из указанных в ее обращениях лиц получили руководящую должность.

Последние новости Дагестана по теме:
«Судят не тех»

[1/1] - MoiDagestan.Ru
«Судят не тех» - Махачкала
Почему мать погибшего ребенка защищает врача Уже почти четыре года жительница Ногайского района Рукият Магомедова не может добиться привлечения к ответственности врачей местной больницы,
23:56 16.04.2013 MoiDagestan.Ru
- Махачкала
Почему мать погибшего ребенка защищает врача Уже почти четыре года жительница Ногайского района Рукият Магомедова не может добиться привлечения к ответственности врачей местной больницы,
01:59 15.04.2013 Новое дело
 
По теме
 
© РИА «Дагестан» [1/1] - MoiDagestan.Ru Этнополитические, этноконфессиональные конфликты и противоречия являются серьезным фактором, препятствующим укреплению государственного единства и целостности Российской Федерации.
13.02.2014
© РИА Дагестан [1/1] - MoiDagestan.Ru 8 февраля отмечается День российской науки. В интервью РИА «Дагестан» первый заместитель председателя Дагестанского научного центра Российской академии науки,
08.02.2014
 
© Интерфакс-Россия [1/1] - MoiDagestan.Ru Уходящий 2013-й год выдался для республики Дагестан напряженным, контрастным, но при этом вселяющим надежду на реализацию возможностей поступательного социально-экономического развития.
25.12.2013
© Газета.Ру [1/1] - MoiDagestan.Ru В очередном репортаже «Газеты.Ru» рассказывается о том, из чего складывается хрупкое политическое и социальное равновесие в республике и почему никакие кадровые назначения и глобальные чистки не могут на него повлиять.
23.12.2013
 
SmartNews [1/1] - MoiDagestan.Ru Дагестанец подарил родному селу водопровод Житель горного дагестанского аула на свои личные средства провел в родном селе водопровод и построил беседку с питьевым родником.
01.11.2013
[1/1] - MoiDagestan.Ru На днях сотрудники полиции Дагестана провели рейды в ряде исламских кафе в Махачкале, в результате которых было задержано около 40 человек.
16.10.2013
 
РИА Новости [1/1] - MoiDagestan.Ru В Дагестане громят продающие спиртное магазины В Дагестане участились взрывы магазинов, где продается спиртное.
16.10.2013
РИА Новости [1/1] - MoiDagestan.Ru Что входит в приданое дагестанской невесты С давних времен невеста в Дагестане отождествлялась с целомудрием и невинностью.
14.10.2013
В результате ссоры между супругами, возникшей на фоне частого употребления мужем спиртного, жена, обороняясь от нападок мужчины, убила его ножом.
18.10.2018 Свободная Республика
МАХАЧКАЛА, 21 октября – РИА «Дагестан». Выставка Марины Исмаиловой «Моя душа, мой мир» пройдет 29 октября в Махачкале, сообщили информагентству в Республиканском доме народного творчества Минкультуры РД.
21.10.2018 РИА Дагестан
Исторический парк «Россия – моя история» отметил свой первый день рождения - Администрация Махачкалы культура   музей   история   исторический парк   В пятницу, 19 октября, в историческом парке «Россия – моя история» состоялось торжество, посвященное первой годовщине со дня открытия музейно-выставочного комплекса.
20.10.2018 Администрация Махачкалы
Лучшие творческие коллективы Костромской области выступят для дагестанцев 22 октября в рамках соглашения о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве с Дагестаном,
19.10.2018 Дагестанская правда
Юбилейный творческий вечер заслуженного работника культуры Дагестана, главного редактора журнала «Тангчолпан» Супиянат Мамаевой, посвященный 60-летию поэтессы,
18.10.2018 Дагестанская правда
МГЕР предложила студентам и школьникам начать занятия с минуты молчания в память о погибших в колледже Керчи - Молодая Гвардия среда, 17 октября, 2018 - 17:15 Сегодня, 17 октября, в память о погибших во время взрыва и стрельбы в Керченском политехническом колледже «Молодая Гвардия» вышла с призывом ко всем студентам и школьникам начать завтра
17.10.2018 Молодая Гвардия